Новости сайта

Будущее айтишников: гибридные специальности vs навыки мышления

 
Изображение пользователя Рымарев Виталий Анатольевич
Будущее айтишников: гибридные специальности vs навыки мышления
от Рымарев Виталий Анатольевич - Понедельник, 25 Ноябрь 2013, 13:05
 

Козьма Прутков почти 200 лет назад подметил, что специалист подобен флюсу: полнота его односторонняя. С тех пор самая популярная идея преодоления односторонности флюса с двух или даже трёх сторон — обучение гибридных специалистов, обладающих фундаментальными знаниями в нескольких дисциплинах. Я уверен, что каждый может вспомнить хотя бы несколько блестящих профессионалов, которые действительно компетентны одновременно в разных областях. Однако значительно труднее вспомнить подобных специалистов в категории «до 30».

РВК, РАЭК и рекрутинговое агентство PRUFFI подготовили аналитическое исследование «Кадры в IT и инновациях. Профессии будущего». В исследовании выделен ряд новых технологий, которые в перспективе 5–7 лет, по мнению авторов, станут ключевыми для формирования новых специальностей:

  • компьютерная лингвистика и искусственный интеллект;
  • робототехника и ПО для роботов;
  • 3D-проектирование и печать;
  • дополненная и виртуальная реальность;
  • облачные технологии;
  • ИТ в образовании;
  • «умные» города;
  • биоинформатика и ИТ в медицине;
  • информатика в статистике (data science);
  • «интернет вещей».

Можно заподозрить, что составители этого исследования читают «Компьютерру». Среди этих направлений нет ни одного, по которому новые материалы в «Компьютерре» появлялись бы реже чем раз в месяц. Половина списка относится к самым обсуждаемым в настоящее время технологиям. Вторая половина выглядит довольно случайно и легко заменяется другими, не менее популярными ИТ-инновациями. Что бесспорно — так или иначе, все эти технологии в ближайшее время войдут в нашу жизнь. А вот нужно ли готовить таких специалистов — это уже вопрос для обсуждения.

Например, облачные технологии — сегодня лидер по количеству публикаций. Однако основное, что приносят облака в компании, — это радикальное снижение потребности в ИТ-специалистах. Особенно в специалистах начального уровня и «эникейщиках». Облака — это огромные ЦОДы, в которых тысячи серверов обслуживаются всего несколькими админами, и бизнес-решения, которые может «развернуть» любой более или менее квалифицированный пользователь.

Алёна Владимирская, CEO PRUFFI, представляя результаты этого исследования, сказала: «Вузы должны перестать плодить безработицу прошлого», — имея в виду, что по специальностям, которые в перспективе 3–5 лет будут мало востребованы или не востребованы вообще, учатся огромное количество студентов. Не удивительно, что многие выпускники не могут найти работу по специальности, так как соответствующих их специализации вакансий просто не существует. С другой стороны, компании не могут найти специалистов с необходимой им квалификацией. Существует явное несоответствие между тем, как видят будущее гендиректора и евангелисты технологических компаний, которые сейчас это будущее формируют, и тем, как его видят студенты и руководство вузов.

Что делать с уменьшением спроса на обычных айтишников? Авторы исследования предлагают дать студентам  ИТ-специальностей фундаментальные знания как минимум ещё в одной  дисциплине, то есть с самого начала готовить специалистов «с двумя флюсами».

Во многом это исследование перекликается с результатами аналогичного проекта, который подготовил Институт будущего. Западные исследователи шли по похожему пути, но остановились на выделении ключевых факторов изменений и наиболее востребованных навыков без детализации будущих профессий. Российский отчёт во многом начинает с ответа на вопрос, которым я завершил материал об исследовании Института будущего — каким специальностям и в каких вузах учить студентов, чтобы их навыки оказались востребованными у работодателей через 5–7 лет.

Поискав среди знакомых подходящего многопрофильного сверхпрофессионала, я попросил прокомментировать результаты этого исследования Юрия Крупнова, председателя Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, лауреата премии Президента Российской Федерации в области образования, действительного государственного советника Российской Федерации 3-го класса. Юрий Крупнов обладает огромным опытом в организации образования, и в том числе в 2000-2002 годах возглавлял отдел научно-методического обеспечения развития образования в Управлении информационных технологий в образовании Министерства образования РФ. Поскольку речь идёт об образовании, то отмечу, что Юрий Крупнов окончил сельскохозяйственный факультет Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы.

— Являются ли чем-то новым смежные специальности? Нужно ли создавать новые междисциплинарные специальности, соединяющие фундаментальные знания в ИТ и какой-либо другой отрасли? Готовы ли вузы предложить студентам подобные программы?

— Мне кажется, мы переоцениваем идею специальности, которая идёт с XVIII–XIX веков. Безусловно, должны появляется новые гибридные специализации. Сегодня модно ко всему добавлять ИТ, однако основная идея не должна сводиться к «итэизации» существующих специализаций. Мы можем фантазировать, соединяя разные направления. Однако опыт минувшего столетия показал, что многие специализации, возникшие на стыке различных наук, развивались в рамках хорошо отработанных систем мышления, не выходя за границы исходных дисциплин. Например, биофизика во многом оказалась не новой сферой, а все той же физикой, которая использовала биологический материал. Биохимия в итоге оказывается специализацией внутри химических дисциплин. И так далее. Подобные специализации существуют во многих отраслевых вузах, и для них не требуется радикально менять устоявшийся учебный процесс.

Гибридные специализации — это современный тренд, только приходят такие специалисты не из вузов. Никто не будет всю жизнь работать по одной специальности. Образование должно дать базу, научить мышлению, работе со знаниями, а дальше обучение, освоение новых специализаций, переучивание будет происходить всю жизнь. Намного важнее создать сами отрасли и сферы, где на ИКТ вообще будет запрос.

Я считаю, что не нужно айтишникам уходить от своей айтишности. Проблема не в том, чтобы превращаться в какого-то гибрида. Проблема в выявлении предмета профессионализации. Вопрос к ИТ в том, как машинизировать сложнейшую проектную деятельность. Для этого её надо описать, выделить узкие места и то, что может резко интенсифицировать деятельность, предложить адекватную ИТ-реализацию. Тут требуются не столько междисциплинарные специалисты, сколько лучшие айтишники как таковые. Сегодня же ИТ-специалист чаще ограничивается навязыванием своих представлений и жёстких процедур, которые были получены при решении совсем других задач, то есть он банально продаёт свои продукты. Подобный подход в лучшем случае не разрушает деятельности компании.

Надо обсуждать не только новые специализации, а прежде всего сам новый формат профессионализма. ИКТ необходимо встраивать в сложнейшие системы деятельности. Тогда будут появляться не только специализации, но и форматы сложной многопозиционной работы. Основой современной профессионализации является формирование междисциплинарных проектных команд. Задача не в том, чтобы только вводить новые профессии. А в том, чтобы медикам на 4-м курсе вводить системы проектной стажировки, которые позволили бы им получить опыт работы с ИТ-специалистами, с социальными службами, разными категориями населения и так далее. Участие в таких проектных командах — единственный способ, позволяющий студенту подготовиться к проектной работе как таковой. Иначе даже хорошо обученный человек просто вываливается на одной из первых стадий реальной работы.

— Практически в каждом отраслевом вузе есть кафедра автоматизации, которая выпускает айтишников с химической, биологической и прочими специализациями. При этом многие выпускники этих кафедр не работают по специальности. Вакансий в продажах ПО намного больше, чем в производственных стартапах, требующих таких узких специализаций.

— На Западе, а также в Японии и Китае везде возникают сложные кластерные производства, организованные не по отраслевому принципу. Основа такого производства — создание уникального продукта, ради которого напрягается целая региональная общественная система. Такая форма требует организации сверхсложной коммуникации, но при этом на выходе может быть внешне маленький и простой «консьюмерский» продукт.

Такие структуры отражают переход человеческой деятельности к тому, что я называю рефлексивными практиками. Ситуациями, в которых, помимо производства продукта или услуги, обязательно есть составляющая, связанная с организацией коммуникации, рефлексии и анализом того, что ты делаешь. В этом смысле ИКТ лучше расшифровывать как информационно-коммуникационные технологии. ИКТ задают рефлексивность практики, позволяет достигать новых результатов.

Мы же находимся в состоянии 25-летней катастрофы, в которой пропадали, закрывались, убивались целые отрасли промышленности. Поэтому сложно сказать, почему выпускник отраслевого вуза не работает в химическом производстве, — потому что его знания устарели или потому что у нас в стране развалилась химическая промышленность.

В этом плане огромное количество ИТ-специалистов может остаться без работы с завершением нефтяного благополучия. Продукт, который производили ИТ, часто не был понятен. Многие компании занимались чем угодно — пиаром, отмывом денег, но никак не «повышением эффективности процессов», о котором столько говорят. ИТ-компании продают продукты, навязывая заказчикам своё представление и свои жёсткие процедуры, полученные в результате решения совсем других задач. Такой подход никак не улучшает эффективность и в лучшем случае не разрушает деятельность.

У ИТ-специалистов нет привычки восстанавливать основания своих коммуникативных решений.  Они должны прежде всего изучать, как устроена деятельность в той или иной сфере, и только потом протезировать её ИКТ-элементами. В теории все так и должно происходить, на практике же ИТ-проекты сводятся к выделению заранее заданных процессов и переносу того, что известно. Никто не задаётся вопросом, что мы, мастера ИТ, можем сделать для образования, машиностроения, медицины…

Не нужно становится ИТ-градостроителем, ИТ-станкоинструменталистом, ИТ-полицейским… Сергей Павлович Королёв без всяких компьютеров согласовывал работу 300 главков. Современные средства позволяют значительно упростить организацию коммуникации, однако проектирование «умного» города потребует согласования работы такого же количества специалистов в самых разных сферах. Подобный проект нельзя свести к наполнению домов датчиками, системами управления, оповещения и информирования. Айтишникам потребуется работать вместе с другими профессионалами.

Что важнее — базовое разноплановое образование или обучение мышлению и рефлексии?

Современное образование часто идёт по экстенсивному пути: студентам предлагается за те же сроки освоить более широкий круг предметных областей. В результате выпускники знают понемногу обо всем, но каждый конкретный работодатель жалуется на недостаток знаний и навыков у молодых специалистов. Из той ситуации есть два выхода.

  1. Компании должны сами заказывать вузу программу обучения. Сейчас очень часто так и происходит: крупнейшие компании создают при вузах собственные кафедры, на которых готовят специалистов «под себя».
  2. Нужно научить студентов учиться и работать в проектной команде. В этом случае не потребуется бесконечное количество гибридных специализаций в вузах, но при этом выпускники будут способны осваивать новые формы профессионализма в короткие сроки. Недаром во всем мире ценятся выпускники с хорошим «классическим» образованием. Сколько у нас в ИТ работает журналистов, экономистов, филологов, химиков, биологов, агрономов и других специалистов, которым их базовое образование дало не столько знания для будущей работы, сколько навык быстро осваивать необходимые знания. Вот это действительно будет востребовано и через 5, и через 50 лет.

Источник: Computerra